Поселок Ивня

Официальный сайт органов местного самоуправления городского поселения

муниципального района «Ивнянский район» Белгородской области

Карамзин Владимир Николаевич

Владимир Николаевич Карамзин родился в ночь с 4 на 5 июня 1819 года в Царском Селе. Он стал предпоследним ребёнком историографа Николая Михайловича Карамзина, младшим его сыном от второго брака с Екатериной Андреевной Колывановой, сводной сестрой князя-поэта Петра Андреевича Вяземского, который и был приглашён стать крестным отцом  новорождённого. В эти годы семья Н. М. Карамзина обычно проводила зиму в Петербурге, а летом жила в Царском Селе. Николай Михайлович  Карамзин умер 22 мая 1826 года, а в июне осиротевшая семья в сопровождении Вяземского выехала в Ревель (нынешний Таллинн). Известный советский литературовед-пушкинист и писатель Ю. Н. Тынянов считал, что там Карамзины непрерывно прожили до весны 1828 года, и этим обстоятельством даже обосновывал свою гипотезу о том, что посвящение к поэме «Полтава» А. С. Пушкин мог адресовать Е. А. Карамзиной. Однако документально зафиксированное пребывание Карамзиных в Петербурге в июне 1827 года и зимой 1827-1828 годов опровергает эту версию. Более вероятным представляется пребывание Карамзиных в Ревеле лишь в летне-осенние сезоны 1826 и 1827 годов, как это бывало и позднее, уже в 1840-х годах. Весною 1828 года дочь Н. М. Карамзина Екатерина Николаевна вышла замуж за князя П. И. Мещерского, и наступившее лето семья Карамзиных вновь провела в Царском Селе. Здесь они знакомятся с известной впоследствии мемуаристкой фрейлиной Александрой Осиповной Россет (Смирновой) и лето 1829 года проводят в Ревеле вместе с нею. В своих мемуарах Смирнова-Россет оставила яркие характеристики представителей семьи Карамзиных, в том числе и маленького Владимира, которого называет «несносным мальчиком», «прескверным мальчишкой», «противным Володькой» и «злюкой». Эта весьма нелестная аттестация, видимо, верна и подтверждается словами позднейшего биографа, писавшего о «некоторой неприветливости и неподатливости в обращении» уже взрослого В. Н. Карамзина, но отмечавшего, что «за этим недостатком внешней гибкости в нём скрывалась неизменная твёрдость в исполнении того, что он считал нравственным своим долгом». Добавим, что старшие братья и сёстры присвоили юному Владимиру прозвище «Вошка Карлик» и частенько над ним подтрунивали. Воспитывал Карамзиных-детей гувернёр-француз Тибо, а обслуживали их крепостная девушка Фиона и крепостной дядька Лука.

В это же время, со второй половины 1820-х годов, формируется литературный салон Карамзиных, более двух десятилетий бывший ярким явлением культурной жизни Петербурга. Его хозяйками стали Екатерина Андреевна Карамзина и её падчерица Софья Николаевна, дочь историографа от первого брака с Е. И. Протасовой. В гостиной Карамзиных встречались в непринуждённой обстановке писатели, музыканты, художники, государственные деятели, представители высшего света и придворных кругов. Здесь часто бывали А. С. Пушкин, В. А. Жуковский, П. А. Вяземский, В. Ф. Одоевский, а позднее — Н. В. Гоголь, М. Ю. Лермонтов, Ф. И. Тютчев, К. П. Брюллов, А. С. Даргомыжский, другие деятели культуры. В атмосфере общения с ними прошли детство и юность В. Н. Карамзина. Со многими из них он поддерживал отношения и в дальнейшем. 

Известно посвящённое юному «Володиньке Карамзину» стихотворение П. А. Вяземского, с напутствием племяннику, готовящемуся вступить в «большую жизнь», и с пожеланием ему следовать примеру достойно прожитой жизни покойного отца – Н. М. Карамзина. Оно было впервые опубликовано в 1832 году, в последнем выпуске пушкинско-дельвиговского альманаха «Северные цветы».                    

                    Володинька! Вперёд шагая,

                    Владимир будешь: дай-то Бог!

                    Но по свету, мой друг, гуляя,

                    Не замарай своих ты ног.

 

                    Про свет наш худо молвить больно;

                    Но хлеб-соль ешь, а правду режь.

                    Наш белый свет, хоть бел довольно,

                    А грязи много. Спросишь – где ж?

 

                    Вот тут-то точка с запятою - 

                    Узнаешь всё, так будешь сед.

                    Пока замечу: пред тобою

                    Протоптанный есть свежий след.

 

                    Тебе житейский путь неведом;

                    Но дан тебе открытый лист

                    За подписью отца, а следом

                    Ступай за ним – так выйдешь чист.

В том же 1832 году Карамзины поселились в Дерпте, в связи с поступлением старших братьев в Дерптский университет. Здесь они знакомятся с будущим писателем В. А. Соллогубом, историком литературы В. М. Перевощиковым, выдающимися хирургами И. Ф. Мойером и Н. И. Пироговым. Но в 1833 году один из братьев Карамзиных, Николай, тяжело заболел и 21 апреля умер, а Андрей и Александр «хотели решительно быть военными», не имея «господствующей страсти к учению». Поэтому к зиме 1833 года семья вернулась в Петербург. Андрей и Александр были приняты на военную службу прапорщиками лейб-гвардии конной артиллерии. Владимир в 1836 году поступил на юридический факультет Петербургского университета. В том же году началась переписка Карамзиных с уехавшим в заграничное путешествие Андреем Николаевичем. В ней отразилось тесное общение всей семьи с Пушкиным, дом которого Александр и Владимир посещали запросто. Существовал альбом В. Н. Карамзина с автографами поэта, видимо, утраченный во время революции. Из переписки Владимира с братом заслуживают внимания два письма с мыслями о России, интересными как отражение возникших в обществе споров по поводу «Философических писем» Чаадаева и как исток формирования его «свирепого патриотизма» в будущем (такую характеристику поздних убеждений В. Н. Карамзина даёт дочь поэта Ф. И. Тютчева, Анна Фёдоровна, в своём дневнике «При дворе двух императоров»). Весьма примечателен итоговый вывод, сформулированный младшим Карамзиным в ходе переписки: «Можно нападать на религию или правительство своей страны, не нападая на самую страну, и таково именно было моё намерение. Можно… жалеть свою родину, но горе тому, кто её презирает, потому что у него более нет родины, и это слово теряет для него всякий смысл». Этот вывод перекликается с известным высказыванием А. С. Пушкина из его письма к самому Чаадаеву от 19 октября 1836 года: «Я далеко не восторгаюсь всем, что вижу вокруг себя; как литератор – я раздражён, как человек с предрассудками – я оскорблён, — но клянусь честью, что ни за что на свете я не хотел бы переменить отечество или иметь другую историю, кроме истории наших предков, такой, какою нам Бог её дал». Возможно, в этой перекличке смыслов отразилось прямое влияние живого общения младшего Карамзина с Пушкиным, на формирование историко-политических взглядов которого в своё время немало повлиял Карамзин-отец.

В университете студент Владимир Карамзин примкнул к аристократическому студенческому кружку, куда входил и князь А. И. Васильчиков, несколько лет спустя оказавшийся секундантом на последней дуэли М. Ю. Лермонтова, впоследствии — крупный экономист, теоретик и организатор кооперации в пореформенной России.

Вскоре Владимир знакомится и с самим Лермонтовым, который с сентября 1838 года посещал карамзинский салон. В Царском Селе Карамзины устроили домашний спектакль по пьесе «Два семейства». Одну из главных ролей должен был играть Лермонтов. Но поэт вскоре получил взыскание по службе и на две недели оказался под арестом. Владимиру Карамзину пришлось заменить Лермонтова в его роли в спектакле, состоявшемся 25 сентября 1838 года. Тесное общение поэта с Карамзиными продолжалось вплоть до второй кавказской ссылки. В их салоне он 29 октября 1838 года впервые читал поэму «Демон». Через несколько месяцев, доработав текст поэмы, Лермонтов решил отдать её в печать. Тогда же Александр Карамзин закончил  свою повесть в стихах «Борис Ульин». Поэты поручили Владимиру Карамзину передать их произведения в цензуру. 7 марта 1839 года он сдал рукописи в Санкт-Петербургский цензурный комитет, а 11 марта получил их обратно. Оба  произведения разрешил к печати цензор А. В. Никитенко. Повесть А.Н. Карамзина вскоре вышла в свет и была весьма сурово раскритикована В. Г. Белинским, а вот «Демон» при жизни Лермонтова так и не был издан.

Летом 1839 года Владимир Карамзин окончил университет и 10 августа был зачислен на службу во Второе отделение Собственной Его Императорского Величества канцелярии, занимавшееся кодификацией законов. С декабря 1840 года его сослуживцем по отделению становится молодой граф Алексей Константинович Толстой, известный впоследствии поэт, драматург, исторический романист, автор романа «Князь Серебряный». Ещё восемь лет спустя, 22 декабря 1848 года, В. Н. Карамзин перешёл на службу в Министерство юстиции, где впоследствии был членом консультации при министре, а в 1853 году «состоял за обер-прокурорским столом в Правительствующем Сенате». В 1840-х годах Владимир и Андрей Карамзины, по словам современницы, той же Анны Фёдоровны Тютчевой, «блистали в свете, и их успехи долгое время питали романтическую хронику Петербурга», тогда как их брат Александр имел репутацию «наименее блестящего, но наиболее серьёзного из трех братьев». Существует портрет В. Н. Карамзина работы художника Л. Вагнера. На нём изображён щеголевато одетый молодой человек в цилиндре и с небольшой бородой по тогдашней европейской моде, что вполне соответствует характеристике светского «льва». В ряде изданий этот портрет публиковался с ошибочной подписью «Николай Николаевич Карамзин». Однако Н. Н. Карамзин умер 16-летним в 1833 году, а бородач на портрете выглядит явно старше. Кроме того, рядом с подписью художника видна довольно чёткая дата «1846». В белгородской краеведческой литературе этот портрет Владимира Карамзина с правильной подписью впервые опубликовал краевед В. И. Щербаченко в своей книге «Белгородская пушкиниана». 

Занятия В. Н. Карамзина в те годы не ограничиваются службой и светской жизнью. Когда историк М. П. Погодин, собирая материалы для биографии Н. М.  Карамзина, обратился к родным историографа, именно Владимир Николаевич установил наиболее тесное сотрудничество с ним. В. Н. Карамзин «стал по существу консультантом Погодина и считал себя “соучастником” в создании биографии своего отца». Работа над биографией продолжалась около 20 лет и завершилась изданием книги «Н. М. Карамзин по его сочинениям, письмам и отзывам современников».

Около 1844 года Владимир Карамзин вступил в брак с баронессой Александрой Ильиничной Дука, «принесшей ему в приданое великолепное имение в Курской губернии». Уточним, что имений было два: село Рышково Курского уезда с 5 тысячами десятин земли и село Ивня (Троицкое) Обоянского уезда с 8 тысячами десятин. Именно тогда Ивня и стала владением семьи Карамзиных в лице Владимира Николаевича. Его отец, историограф Николай Михайлович Карамзин, умер задолго до этого, а брат Александр Николаевич Карамзин после женитьбы на княжне Наталье Васильевне  Оболенской в 1850 году поселился в селе Макателемы Нижегородской губернии, где и умер в 1888 году. Александра Ильинична Дука была дочерью генерала от кавалерии Ильи Михайловича Дуки и ивнянской помещицы Елизаветы Никаноровны Переверзевой (в первом браке – Ильинской). Дочь Е. Н. Переверзевой-Ильинской от первого брака, Клеопатра Петровна Ильинская-Хорват, была женой графа Петра Андреевича Клейнмихеля, и их сын Константин Петрович Клейнмихель доводился Александре Ильиничне Дука племянником. На свадьбе Владимира и Александры Карамзиных посажёным отцом был сам Николай I. Император старался придерживаться  солдатской простоты в быту и был неприятно поражён роскошью в доме молодых. Войдя к ним после венчания, царь неодобрительно заметил: «Если у вас в передней такая роскошь позолоты, ковров и бархата, то что же будет в гостиной?». Поселились молодые Карамзины в Петербурге на Мойке, на углу  Почтамтского переулка, но часто посещали свои курские имения. В августе 1853 года Карамзины основали в Ивне сахарный завод, существующий и поныне. В 1854 году был сооружён главный дом их ивнянской усадьбы и заложен парк с редкими породами хвойных деревьев. Так началось создание обширного  усадебного комплекса. Ныне на его территории расположен Ивнянский областной детский противотуберкулёзный санаторий. В 1859 году в парке было построено новое каменное здание Троицкой церкви, располагавшееся северо-восточнее главного усадебного дома, рядом с нынешним зданием санаторской школы. Выскажем осторожное предположение, что в это же время могла появиться и новая жилая крестьянская застройка на южной и северной окраинах Ивни, и что исторические названия этих окраин – Владимировка и Александровка – могут быть связаны с именами тогдашних владельцев села – Владимира и Александры Карамзиных.

Весною 1854 года во время Крымской войны погиб в бою с турками Андрей Николаевич  Карамзин, старший из братьев. Существует известие о том, что Владимир Карамзин после гибели брата в том же 1854 году «по собственному желанию отправился в Крым с запасом лекарств для оказания помощи раненым и больным».  После возвращения он поступил на военную службу. Будучи гражданским чиновником, В. Н. Карамзин служил не в регулярных войсках, а в рядах ополчения, созданного в начале 1855 года, где был назначен ротным командиром. Сведений о непосредственном участии Владимира Николаевича в боевых действиях не выявлено, а в ряде источников отмечено его пребывание в Петербурге и окрестностях столицы в мае 1855 и январе 1856 года. Вероятно, он участвовал в охране побережья Финского залива от ожидавшейся высадки англо-французских десантов с кораблей вражеской эскадры вице-адмирала Р. С. Дондаса, действовавшей летом 1855 года на Балтийском море. Ход военных действий на этом театре Крымской войны, в отличие от главного фронта в самом Крыму, мало известен широкому читателю. А между тем, по подсчётам советского историка академика Е. В. Тарле, общее количество сухопутных войск, предназначенных для обороны Балтийского побережья России в 1855 г. (к которым относились и ополчения Петербургской  и примыкающих к ней губерний),  составляло 302785 человек, что превышало численность Крымской армии. Из этого числа 12380 человек дислоцировалось непосредственно в Петербурге. Александра Ильинична Карамзина в это время занимается сбором средств и медикаментов для раненых. По свидетельству А.Ф. Тютчевой, «Александра Карамзина, жена Владимира Николаевича, которая очень богата и всегда казалась исключительно поглощённой своей светской жизнью, со страстным интересом работает на помощь раненым».   

После окончания войны в 1856 году В. Н. Карамзин вернулся на гражданскую службу в Сенат, а вторую половину 1850-х годов провёл в Курской губернии. Он стал членом Курского губернского комитета по улучшению быта помещичьих крестьян, созданного рескриптом Александра II в 1858 году, и в этом качестве участвовал в подготовке крестьянской реформы. Одновременно продолжал хозяйствовать и обустраивать своё Ивнянское имение. В эти годы Ивня «отличалась известностью, славилась своим племенным молочным скотоводством», которое «имело своим предметом, кроме молочных продуктов, производство племенного скота на продажу». Были заведены и новые породы свиней, так что широкомасштабное свиноводство можно считать давней ивнянской традицией, которой с карамзинских времён насчитывается уже полтора века. Наряду с животноводством, в Ивне развивалось земледелие и перерабатывающее производство, так что «по обширности запашек и по устройству земледельческой части хозяйства» Ивнянское имение накануне отмены крепостного права вошло в число «образцовых помещичьих имений», а Ивнянский сахарный завод относился к пяти важнейшим сахарным заводам Курской губернии. В 1862 году в селе, помимо сахарного, имелись винокуренный, кирпичный, селитряный, а также конский и овчарный заводы. Была и больница, возможно, основанная А. И. Карамзиной. Однако помещичье предпринимательство в условиях барщинного хозяйства усиливало эксплуатацию крестьян, даже в ходе отмены крепостного права, ибо реформа 19 февраля 1861 года сохраняла значительные пережитки крепостничества. Это вызывало протест и сопротивление со стороны крестьянства. В июле-августе 1861 года временнообязанные крестьяне села Ивни Обоянского уезда и Панинских хуторов Курского уезда в имениях Карамзина начали уклоняться от исполнения барщины. Для их усмирения была введена военная команда.

Добавим, что личная позиция  самого В. Н. Карамзина в ходе дискуссий по вопросу об условиях отмены крепостного права, выраженная ещё в конце 1850-х годов в его письме Петербургскому губернскому  предводителю дворянства П. П. Шувалову, сводилась примерно к следующему: отказ дворян от «навязывания крестьянину значительного количества земли» и от «сохранения обязательного труда» (т.е. крестьянских отработок за полученную землю); «предоставление ему (крестьянину) свободы выбора – заниматься сельским хозяйством или нет»; освобождение крестьян не только «от их владельцев», т.е. помещиков, но и от «рабства общины», которое характеризовалось как «самое абсурдное, тяжёлое, полное и безнравственное из рабств». Как видим, эти высказывания В. Н. Карамзина предвосхищали основные положения будущих реформ П. А. Столыпина, проведение которых началось лишь полвека спустя. А вот своевременная реализация подобной программы в масштабах всей страны сразу же после падения крепостничества могла бы способствовать более раннему и интенсивному развитию капиталистических отношений в сельском хозяйстве. Вопрос лишь в том, насколько путь развития, предлагавшийся Карамзиным, а затем и Столыпиным, соответствовал чаяниям широких масс тогдашнего русского крестьянства, многовековой формой социальной жизни которого являлась именно сельская община.

В 1860-х годах жизнь В. Н. Карамзина вновь связана с Петербургом. В этот период он становится активным деятелем кружка так называемой «консервативной аристократической оппозиции», представители которой выступали за сохранение существующих прав и сословных традиций дворянства в условиях проведения правительством либеральных реформ «бюрократическими методами». Позднее Владимир Николаевич вошёл в число соучредителей нового дворянского банка – Общества взаимного поземельного кредита. Основание этого учреждения оценивалось современником (тем же князем-кооператором А. И. Васильчиковым) как «первая попытка сплочения аристократического элемента» с целью «противостать демагогическим стремлениям некоторых влиятельных лиц, приближённых к Государю».   Как опытный юрист,  В. Н. Карамзин принял участие в разработке судебной реформы 1864 года, служил в новых судебных учреждениях. Некоторое время занимал должность мирового посредника города Петербурга, а с образованием в 1866 году судебных округов стал членом Петербургской судебной палаты. В марте 1866 года  Карамзину предлагали выставить свою кандидатуру на выборах Петербургского губернского предводителя дворянства, но он отказался. Не теряя интереса к культурной жизни, В.Н. Карамзин продолжает внимательно следить за литературными новинками. Вместе  со своим давним знакомым, академиком   А. В. Никитенко он посещает литературные чтения у князя П. А. Вяземского.  Так, 8 февраля  1866 года они присутствуют на чтении писателем Б. М. Маркевичем пьесы А. К. Толстого «Смерть Иоанна Грозного», а 15 марта слушают статью В. А. Соллогуба о стихах Вяземского в исполнении автора и его же поэму  «Нигилист», прочитанную самим  Вяземским. 1 декабря того же года отмечалось столетие со дня рождения Н. М.  Карамзина. В связи с юбилейной годовщиной вышла в свет составленная М. П. Погодиным, при участии В. Н. Карамзина, биография историографа. В ознаменование карамзинского юбилея Александр II пожаловал М. П. Погодину и В. Н. Карамзину ордена. Сын историографа получил орден св. Станислава I степени. 11 июля 1868 года он был назначен сенатором с одновременным производством в тайные советники. Первые три года сенаторской службы Владимира Николаевича прошли в уголовном кассационном департаменте Сената, являвшегося высшим судебным органом Российской империи. В 1871 году он «перешёл во 2-е отделение 5-го департамента и в 1872 году – в 1-й департамент».

Тем временем, 8 сентября 1871 года в Петербурге умерла Александра Ильинична Карамзина. Её похоронили на кладбище Александро-Невской лавры. Поэт Ф. И. Тютчев в письме к своей жене Эрнестине Фёдоровне так описал её смерть и похороны: «Последние 24 часа, говорят, были ужасны: она кричала, не переставая. Вскрытие показало, что все мускулы были поражены раком, так что одна рука держалась на ниточке... По причине ещё не начавшегося сезона на похоронах этой бедной мученицы было сравнительно мало народу». После смерти  жены В. Н. Карамзин продолжал бывать в Ивне, но хозяйством уже мало занимался, и оно «значительно опустилось, а из всего продуктивного рогатого скота остался один только швейцарский бык, случайно уцелевший от какой-то повальной болезни. Рабочий скот был также в печальном состоянии. Земля не удабривалась, зарастала сорными травами, урожаи клонились к упадку». А 7 августа 1879 года сенатор В. Н. Карамзин умер, «находясь в отпуску в своем имении, селе Ивне, Обоянского уезда, Курской губернии». Смерть наступила от разрыва сердца. Похороны состоялись 12 августа, о чём в метрической книге Троицкой церкви села Ивни была произведена запись под № 30. Обряд погребения совершали приходской священник Павел Дамианович Дмитриевский, исправляющий должность причетника Андрей Яковлевич Руденков и дьячок Павел Ильич Шкорбатов (за сообщение этих сведений выражаем признательность талантливой курской исследовательнице, кандидату архитектуры Е. В. Холодовой). Брак Карамзиных был бездетным, и Ивня вскоре перешла по наследству к племяннику Александры Ильиничны графу К. П. Клейнмихелю. Семья Клейнмихеля владела имением вплоть до революции 1917 года.

Могила В. Н. Карамзина в Ивне в 1920-х годах ещё существовала, но к настоящему времени утрачена. Возможно, захоронение было уничтожено весной 1934 года, когда в поисках драгоценных металлов для нужд  индустриализации была разорена Троицкая церковь и вскрыты помещичьи могилы в Ивнянском парке.  Существует устное предание, будто надгробная плита с могилы В. Н. Карамзина была замурована в бетонном полу одного из производственных помещений бывшего совхоза им. Ленина, располагавшихся на южной окраине Ивни. Ещё раз подтвердились горькие слова А. С. Пушкина: «Замечательные люди исчезают у нас, не оставляя по себе следов. Мы ленивы и нелюбопытны…».

Автор: С. ШАПОВАЛОВ
директор Ивнянского историко-краеведческого музея

Карамзин Владимир Николаевич

Карамзин Владимир Николаевич


Дата последнего изменения: 22 Май 2017 17:37